Стена в смоленске – Смоленская крепостная стена. История, описание, фотографии.

Смоленская крепостная стена. История, описание, фотографии.

Каменная Смоленская крепость не первая подобная постройка в городе, и даже не последняя. Еще в XII веке смоленский князь Ростислав Мстиславич обнес город деревянной стеной. В XV веке, когда Смоленск входил в состав Великого княжества Литовского, город был обнесен высоким земляным валом, на котором в середине XVI века Иван Грозный возвел деревянную крепость. Сегодня от деревянных сооружений ничего не осталось, только фрагменты Литовского вала в южной части крепости.

После постройки в 1602 году современной каменной крепости в Смоленске еще дважды возводили земляные укрепления замкнутой формы: в XVII веке поляки построили пятигранную Королевскую крепость на месте взорванного ими же участка во время осады города в 1609-1611 годах (существует поныне в ЦПКиО «Лопатинский сад»), а в XVIII веке в начале Северной войны Петр I построил на правом берегу Днепра, напротив главного моста, каменно-земляной кронверк, полностью разобранный в 30-е годы XIX века.

Каменную крепость в Смоленске строили по указу царя Федора Иоановича в 1596-1602 годах силами всего Государства Московского, так как в 1603 году истекало перемирие с Речью Посполитой. Впервые в отечественной истории был использован труд почти 30 тыс. наемных рабочих. За 6 лет возвели крепостные стены до 18 м. высотой и 38 башен, высотой от 22 до 33 м. (в основном трехярусных). Толщина стен – до 6 м. Общая длина крепости по боевому периметру составила 6,5 км. Более мощной стены не было на Руси ни тогда, ни сейчас. Строил крепость «городовых дел мастер», уроженец Смоленщины Федор Конь.

В XVII в. во время русско-польских войн крепость выдержала три осады, общей продолжительностью более 3 лет, и ни разу никто не смог взять ее с боя (в 1609-1611 годах осаждали ее поляки, а в 1633-1634 и в 1654 годах – русские войска). В августе 1812 года стены крепости выдержали двухдневный штурм и артиллерийский обстрел армией императора Наполеона. В ноябре того же года, отступая из Смоленска, Наполеон приказал заминировать и взорвать крепостные башни. 5 ноября на воздух взлетели 9 башен, остальные были отбиты и разминированы Донским казачьим корпусом атамана М.И. Платова.

К сожалению не  войны, а мирное время разрушило Смоленскую крепость. В 1820-30-х годах ее разбирали на камень и кирпич для восстановления разрушенных войной зданий, а в 1930-е годы – для расширения новых площадок во время активного сталинского строительства (кирпич при этом снова шел в дело). Так до сегодняшнего дня сохранились 18 башен и 9 фрагментов стены, общей протяженностью почти 3,5 км. Эти фрагменты встречающиеся в разных частях города. Самый протяженный участок, длиной более 1,5 км., расположен в восточной части города вдоль ул. Жукова и ул. Тимирязева от Никольских ворот на юго-востоке до башни Веселуха на севере.

У башни Орел вы совершенно свободно можете подняться на крепость и прогуляться на участке от Авраамиевской воротной башни до Веселухи. Только здесь Вы поймете всю мощь и величие Смоленской крепости, которые усиливаются панорамным эффектом, так как с обеих сторон восточный участок стены ограничен глубокими (до 30 м.) оврагами. На склоне внешнего оврага «Чертов ров» проложена горнолыжная трасса с бугельным подъемником. Особенно впечатляющий вид на город и его окрестности, на Успенский собор и крепость, открывается с верхней площадки башни Орел, на которую очень легко подняться.

www.visitsmolensk.ru

Смоленская крепость — Смоленская крепостная стена официальный сайт

Смоленская крепостная стена сейчас представлена сохранившимися фрагментами стен и несколькими башнями. Несмотря на позднее упоминание о строительство данных сооружений, ученые предполагают, что уже в начальный период существования город был укреплен. Об этом свидетельствует вводная часть «Повести временных лет».

Приглашаем на экскурсию по смоленской крепостной стене!

Каменные стены окружают старый Смоленск и по холмам спускаются к Днепру. Протяженность – шесть с половиной километров; ширина стен составляет порядка шести метров, а высота – около девятнадцати. Крутой склон оборонительного рва охраняется грозными башнями. Четыре века Смоленская крепостная стена служила щитом на западной стороне Руси.

Русские государи всегда заботились об укреплении Смоленска, так как наш город имел важное стратегическое значение в связи с оборонительными позициями. По указу Ивана Грозного весной в 1554 году была возведена высокая деревянная крепость, не считавшаяся по тем временам неприступной, так как свое развитие получило артиллеристское оружие. Именно поэтому в конце XVI века приняли решение построить на замену предыдущей каменную крепостную стену. Подготовительные работы начались в 1595 году после официального указа.

Строительством Смоленской крепостной стены занялся выдающийся русский зодчий Федор Савельевич Конь, являющийся автором московского Белого города. За образец, скорее всего, были взяты Московский Кремль, а также сооружения Нижнего Новгорода, Тулы, Коломны.

При составлении плана каменной стены Федор Конь использовал старые проверенные приемы: цокольная кладка с валиком, полубутовая кладка, на внутренней стороне стены устройство арок, боевой ход огражден зубцами на подобие ласточкиного хвоста, формы промежуточных и угловых башен, детали из белого камня и т.д.

Федор Конь, в отличие от своих предыдущих работ, Смоленскую крепостную стену решил построить гораздо выше (старые стены состояли из двух ярусов боя, в Смоленске – из трех). Также зодчий решил увеличить количество башен.

www.krepost-smolensk.ru

Смоленская крепостная стена

Сохранились 18 башен Кремля, у каждой есть собственная интересная история.

История создания

На протяжении многих веков западные границы русских земель находились под охраной Смоленска. При Иване Грозном город был окружен деревянной крепостной стеной. Но к концу XVI века, с развитием артиллерии, она уже не могла служить надежной защитой. Решено было возвести каменную стену. Доверили важное государственное дело известному мастеру Федору Коню.

Материалы готовили и собирали всем миром. К весне 1596 года подготовительные работы были закончены и работа закипела. На период возведения стены Борис Годунов строжайше запретил всем своим подданным, независимо от рода и звания, вести какое бы то ни было каменное строительство. Все силы были отданы этой «всероссийской» стройке. Здесь ежедневно трудились до шести тысяч человек, согнанных со всех городов и весей. За первые четыре года крепостная стена в основном была закончена, но еще года два продолжались мелкие работы. В 1602 году ее освятили, а присланный Борисом Годуновым образ — список с древней чудотворной Смоленской иконы Богоматери «Одигитрия» (в переводе с греческого — «Указующая путь») — поместили над вратами Днепровской башни (ныне Фроловской). Накануне знаменитой Бородинской битвы ее пронесли по всему лагерю, благословляя русских воинов на ратные подвиги.

Чтобы сделать стену неприступной, в дно котлована вбивали дубовые сваи, пространство между которыми заполняли утрамбованной землей, а поверх них — новый ряд. На этот «частокол» укладывали крест-накрест толстые бревна и засыпали щебнем и землей. Фундамент выкладывали из каменных блоков. А под ним проделывались «слухи» — лазы для выхода за пределы стены. Средняя часть стены состояла из двух вертикальных кирпичных стен, между которыми засыпался булыжник и заливался известковый раствор. В ней были проложены ходы для сообщения с башнями, кладовые боеприпасов, ружейные и пушечные бойницы, расположенные на трех уровнях. А по верху пустили зубцы, в виде ласточкиного хвоста, точь-в-точь как на Московском Кремле.

Прочность такой громады не вызывала и тени сомнения, однако у нее была ахиллесова пята. Осень 1600 года выдалась голодной. Обозленные бескормицей рабочие подняли бунт, требуя хлеба. Даже царю отправили послание, которое подписал и Федор Конь. Борис Годунов приказал увеличить рабочим жалование, заморозить цены на хлеб, но «писателей» при этом строго наказать. Обиду за порку батогами архитектор два месяца заливал вином. Его подручный, боярский сын Андрюшка Дедюшин за дело не радел, и работа была выполнена плохо. Позже, в 1611 году, он выдал секрет плохо укрепленного участка восточной стены полякам. Именно в этом месте завоевателям удалось сокрушить мощь стен и ворваться в Смоленск.

Башни крепости

Роль особого места и главного украшения крепости была отведена башням. Они предназначались для наблюдения, ведения трехъярусного боя, защиты ворот и укрытия войск, были оборудованы устройствами для сбрасывания камней и выливания горячего вара на головы врагов. Ни одна из них не была похожа на другую, ни по форме, ни по высоте. В девяти башнях имелись проезжие ворота. Через главные — Фроловской башни — открывалась дорога в столицу.

Интересно, что все 38 башен имели имена. Например, башня Никольская получила название от древнего храма Св. Николая, возле которого она и была построена, Копытенская — от слова «копыта» (через нее гоняли скот на пастбище), Водяная (Воскресенская) — из-за водопровода, берущего в ней начало, а Веселуха — за чудесный вид на предместье города. Кстати, на Веселуху можно и теперь подняться, чтобы полюбоваться тем самым веселящим видом Днепра и города.

Однако не только пейзажи, открывающиеся со стен крепости, радуют глаз. Во всех своих работах Федор Конь умел сочетать функциональность и красоту. Так, бойницы обрамлены декоративными наличниками и выкрашены в красно-коричневый цвет, у прямоугольных башен сделаны один или два карниза, расположенных под зубцами, а у круглых они имеют вид валика.

Сегодня можно увидеть только макет крепостной стены. Он представлен в экспозиции первой из отреставрированных башен — Громовой. Масштаб всех построек с детальной скрупулезностью воссоздан по старинным чертежам и документам.

За четыре столетия от смоленской твердыни осталась лишь половина: три километра стен и семнадцать башен. Северо-восточный участок стены вдоль Днепра разобрали еще в XIX веке, западный ‪— в 30-е годы прошлого века. Несмотря на это, израненная и постаревшая, она не утратила былого величия и все так же поражает грандиозностью замысла русского зодчего.

Архитектурные и технические особенности

Построена в 1595‒1602 годах
Протяженность — 6,5 километров (сохранилось 3 километра)
Ширина стен — 5,2‒6 метров
Высота стены — 13–19 метров
Всего башен — 38 (сохранилось 17)
Расстояние между башнями — примерно 150 метров
Проезжие ворота были в 9 башнях
Главная проезжая башня — Фроловская (Днепровская), через которую проходил выезд к Москве

Федор Конь

Родился в 1556 году в семье тверского плотника Савелия Петрова, который и научил его азам профессии. Оставшись сиротой, работал в строительных артелях, зарабатывая себе на кусок хлеба тяжелым трудом, за что и получил прозвище «Конь». В 17 лет, заступаясь за товарища, чуть не задушил немца-опричника. Спасаясь от наказания, бежал за границу. В этом ему помог итальянский инженер, строитель Опричного двора Иоганн Клеро, который отправил его учиться каменному делу в Страсбург. В 1584 году Федор Конь возвращается в Москву, получив на то царское разрешение. Первой крупной работой талантливого мастера стало строительство укреплений московского Белого города с 27 башнями (1586‒1593). Другие его работы, отличающиеся выдающимся архитектурным мастерством: Смоленская крепостная стена, ансамбль Пафнутьева монастыря в Боровске и ансамбль Болдинского монастыря под Дорогобужем. О последних годах его жизни ничего не известно. В память о нем около башни Громовая в Смоленске в 1991 году установлен памятник.

www.culture.ru

Смоленская крепостная стена. История, описание, фотографии.

Каменная Смоленская крепость не первая подобная постройка в городе, и даже не последняя. Еще в XII веке смоленский князь Ростислав Мстиславич обнес город деревянной стеной. В XV веке, когда Смоленск входил в состав Великого княжества Литовского, город был обнесен высоким земляным валом, на котором в середине XVI века Иван Грозный возвел деревянную крепость. Сегодня от деревянных сооружений ничего не осталось, только фрагменты Литовского вала в южной части крепости.

После постройки в 1602 году современной каменной крепости в Смоленске еще дважды возводили земляные укрепления замкнутой формы: в XVII веке поляки построили пятигранную Королевскую крепость на месте взорванного ими же участка во время осады города в 1609-1611 годах (существует поныне в ЦПКиО «Лопатинский сад»), а в XVIII веке в начале Северной войны Петр I построил на правом берегу Днепра, напротив главного моста, каменно-земляной кронверк, полностью разобранный в 30-е годы XIX века.

Каменную крепость в Смоленске строили по указу царя Федора Иоановича в 1596-1602 годах силами всего Государства Московского, так как в 1603 году истекало перемирие с Речью Посполитой. Впервые в отечественной истории был использован труд почти 30 тыс. наемных рабочих. За 6 лет возвели крепостные стены до 18 м. высотой и 38 башен, высотой от 22 до 33 м. (в основном трехярусных). Толщина стен – до 6 м. Общая длина крепости по боевому периметру составила 6,5 км. Более мощной стены не было на Руси ни тогда, ни сейчас. Строил крепость «городовых дел мастер», уроженец Смоленщины Федор Конь.

В XVII в. во время русско-польских войн крепость выдержала три осады, общей продолжительностью более 3 лет, и ни разу никто не смог взять ее с боя (в 1609-1611 годах осаждали ее поляки, а в 1633-1634 и в 1654 годах – русские войска). В августе 1812 года стены крепости выдержали двухдневный штурм и артиллерийский обстрел армией императора Наполеона. В ноябре того же года, отступая из Смоленска, Наполеон приказал заминировать и взорвать крепостные башни. 5 ноября на воздух взлетели 9 башен, остальные были отбиты и разминированы Донским казачьим корпусом атамана М.И. Платова.

К сожалению не  войны, а мирное время разрушило Смоленскую крепость. В 1820-30-х годах ее разбирали на камень и кирпич для восстановления разрушенных войной зданий, а в 1930-е годы – для расширения новых площадок во время активного сталинского строительства (кирпич при этом снова шел в дело). Так до сегодняшнего дня сохранились 18 башен и 9 фрагментов стены, общей протяженностью почти 3,5 км. Эти фрагменты встречающиеся в разных частях города. Самый протяженный участок, длиной более 1,5 км., расположен в восточной части города вдоль ул. Жукова и ул. Тимирязева от Никольских ворот на юго-востоке до башни Веселуха на севере.

У башни Орел вы совершенно свободно можете подняться на крепость и прогуляться на участке от Авраамиевской воротной башни до Веселухи. Только здесь Вы поймете всю мощь и величие Смоленской крепости, которые усиливаются панорамным эффектом, так как с обеих сторон восточный участок стены ограничен глубокими (до 30 м.) оврагами. На склоне внешнего оврага «Чертов ров» проложена горнолыжная трасса с бугельным подъемником. Особенно впечатляющий вид на город и его окрестности, на Успенский собор и крепость, открывается с верхней площадки башни Орел, на которую очень легко подняться.

www.visitsmolensk.ru

Прогулка по стенам смоленского кремля

Я слишком долго стремился побывать в этом городе, на то есть свои причины и, естественно, очень боялся разочарования.
И зря переживал, Смоленск превзошел все мои ожидания, он оказался городом потрясающей красоты, с чуть заметным привкусом провинциальности, где дух истории еще не окончательно растворился среди наступающих современных технологий.
1.

Несмотря на море позитива, полученного во время поездки, я до неприличия долго откладывал свой рассказ о Смоленске, потому что, положа руку на сердце, не знал, с чего начать и как закончить.
Так бывает, когда попросту перенасыщаешься огромным количеством разных впечатлений.

2.

Находясь за рулем, в незнакомом городе трудно ориентироваться в дорожной обстановке, при этом успевая глазеть по сторонам.
Но до центра города мы добрались на удивление легко и просто. Петлять долго не пришлось, дорога сама нас вывела к Свято-Успенскому кафедральному собору.
3.

Собор расположен в центральной части исторического города на высоком холме, с этой точки прекрасно видна большая часть заднепровского Смоленска. А если учесть, что высота самого собора составляет около 70-ти метров, можно себе представить, какие виды на город открываются с его верхних ярусов.
4.

Кафедральный собор представляет собой целый комплекс с почти тысячелетней историей. По его внутренним дворам можно долго бродить, любуясь церковной архитектурой, восхищаясь величественными видами самого собора.
5.

По дороге сюда мы проезжали мимо одного из участков, который остался от мощных оборонительных сооружений. Остатки крепостной стены как бы рассекают городские кварталы на «до» и «после». Зрелище необычное и великолепное. Один из таких сохранившихся фрагментов находится прямо у подножия холма, на котором построен кафедральный собор. Далее стена тянется вдоль берега Днепра, а наше знакомство с городом начнется от небольшой изящной церкви с голубым куполом. Это церковь Смоленской Иконы Божией Матери. В наше время здесь располагается православная гимназия. Звездный купол магическим образом притягивает взгляд, он так и манит подойти поближе.
6.

При ближайшем рассмотрении видим, что церковь будто вросла в крепостную стену и не удивительно, ведь когда-то давным-давно вместо храма здесь находилась одна из башен смоленского кремля. Башня сильно пострадала во время осады поляками в 1611 г., и уже после этого на ее месте была построена сначала деревянная, а затем каменная церковь Смоленской Богоматери.
7.

Следуя своей давней традиции исследовать новые места, избегая привычных туристических маршрутов и заглядывая в разные скрытые от посторонних глаз неизведанные закоулки, мы решили обойти стену с противоположной стороны.
Минуя памятник Кутузову, вышли на мост, соединяющий правобережье и левобережье Смоленска, полюбовались городскими видами и оказались на участке между стеной и берегом.
Набережной это место можно назвать лишь условно, скорее это обычная пешеходная дорожка, которая возникла как бы сама собой и тянется вдоль заросшей диким кустарником необустроенной прибрежной полосы.
Тем лучше, атмосфера этого места меня вполне устраивает, она дика и первобытна (это мой взгляд с романтической точки зрения).
Если бы мы захотели оценить эту территорию более объективно, то, к сожалению, стоит признать — на наших глазах умирает и разрушается бесценный памятник истории и архитектуры, вокруг царит унылое запустение и бесхозяйственность.
8.

«Редкая птица долетит до середины Днепра…», в данном случае классик описывал совсем другие места, которые значительно южнее. Там, где был построен Смоленск, до середины Днепра сможет допрыгнуть даже кузнечик.
Из-за пыльных кустов время от времени открываются виды на противоположный берег, он так близко, что кажется, будто до него рукой подать.
Смоленск возник в самых верховьях Днепра, поэтому река в этом месте мелководная и узкая.
На другом берегу прекрасно видны еще несколько церквей. Здесь же можно полюбоваться руинами старого каменного моста, который вел когда-то к Днепровским воротам.
Днепровские ворота, это и есть та самая церковь Смоленской Богоматери.
9.

С изнанки город выглядит несколько иначе, чем со стороны улицы. Здесь привычные лоск и глянец уступают место дорожной пыли, потрескавшемуся асфальту, осыпающейся штукатурке и выкрашивающемуся из древних стен кирпичу. Такой классический хозяйственный двор при сверкающем роскошью и огнями престижном заведении.
10.

Одна из башен покосилась, почти раскололась напополам и вот-вот обрушится, строители каким-то фантастическим образом пытаются ее укрепить. Выглядит все это не вполне надежно,больше смахивает на падающие театральные декорации, да и зрителю, по большому счету, все равно, что делается за кулисами.
11.

Со стороны города никаких подпорок не видно, и вряд ли гости города, любуясь этим памятником старины, в полной мере осознают, насколько ветхое и древнее перед ними сооружение. От былой мощи веет стариковской дряхлостью.
Больше всего меня поразило странное и даже халатное отношение городских властей к бесценной достопримечательности.
12.

В стене тут и там зияют огромные проломы, куда имеется свободный доступ для каждого желающего, в лучшем случае для нас, в худшем — для вандалов и другой нечисти.
Как мне показалось, разная шваль сюда заглядывает куда чаще, чем заезжие зеваки. Последние попросту побаиваются лазить там, где опасность на каждом шагу, мало ли что с тобой может приключиться в одном из темных коридоров.
13.

Здесь интересно и очень опасно. Можно побродить внутри настоящей крепостной стены. Подобные вольности во многих городах давно под запретом.
Близкое знакомство с историческими диковинками либо недоступно, либо за вход придется раскошелиться. Шаг вправо-влево карается по закону. Есть мнение, что смоленская крепостная стена по значимости и грандиозности не уступает китайской.
Лично я в Китае не бывал, поэтому на этот счет сказать ничего не могу. Но на мой взгляд, это, действительно, уникальное сооружение.
14.

Проломы никем не охраняются, коридоры тянутся куда-то в даль и в полумрак. В глубинах подземелий скрыто множество тайн и неизведанного, главное, в поисках древних артефактов не вляпаться во что-нибудь современное и дурно пахнущее. Лучше всего на время такой прогулки иметь крепкую каску на голове и фонарик, мало ли что.
15.

В давние времена под каждой башней была создана целая система подземных ходов, несомненно, до сих пор существуют скрытые комнаты, а ненайденные клады ждут своих открывателей, но нас время поджимало, и мы приняли решение выбраться наружу, чтобы продолжить дальнейшую прогулку уже вдоль стены на свежем воздухе.
16.

Следующая башня и небольшой фрагмент стены утопают в зарослях девичьего винограда. Костыревская башня оказалась на территории Горводоканала. Наверное, она так приглянулась коммунальщикам из-за того, что своими формами очень похожа на водонапорную башню. Не удивлюсь, если она ею и является.
Далее стена временно обрывается, а затем мы видим ее продолжение через пару сотен метров, но уже на крутом склоне огромного холма. Продолжая путь по одному из узких переулков, мы настырно карабкаемся в гору, стараясь не потерять стену из вида.
17.

Ловлю себя на мысли, Смоленск становится удивительно похожим на мою родную Вятку прошлых лет, когда ей еще была неведома точечная застройка.
Нас окружает огромный массив частного сектора. Трудно поверить в то, что мы все еще в самом центре большого города.
Из переулка сильно пахнуло общественным туалетом, видать, на этом отрезке одного из туристических маршрутов существует некая точка невозврата, когда прохожему деваться некуда, а очень хочется (еще одна претензия к администрации города).
18.

Язык не поворачивается сказать, что на дворе 21-й век. Точно так же выглядел Смоленск и двести лет назад и триста.
19.

Наконец, наш трудный и тернистый путь по узкому и извилистому тротуару закончился, и древние городские укрепления снова предстали перед нами.
Вокруг никакой современной брусчатки и асфальта, только деревья, трава и утоптанные песчаные тропинки.
В который раз полностью выпадаю из современности.
20.

Еще один временной портал и окно в прошлое.
За стеной царит совсем иная жизнь, где время будто бы остановилось.
21.

Изредка в стенах встречаются таинственные проходы, иногда это окна, через некоторые из них можно пролезть внутрь, иногда это целые ворота.
22.

Проходить под таким проемом довольно опасно, но судя по всему, сюда не зарастает народная тропа. Это место пользуется популярностью.
23.

Перед нами башня Орел. В ее формах и в самом деле есть что-то орлиное, благодаря двум участкам стены, которые сходятся около башни подобно распростертым крыльям, хотя в прежние времена башня называлась Городецкой. И первое и второе названия произошли от бывших на этом месте укреплений и древнего городища.
Как мы видим, в стенах около башни полно входов и выходов.
24.

Одним из лазов воспользовались и мы.
25.

Мы попали в настоящий средневековый лабиринт.
Поднимаемся по осыпающимся крутым ступеням, впереди тупик.
26.

Еще один ход. Карабкаемся куда-то наверх в направлении солнечного света.
27.

Мы на верхнем ярусе крепостной стены. Испытываем незабываемые эмоции. Вокруг ни души, стены абсолютно безлюдны.
Такое приключение и совершенно бесплатно!
28.

Высота впечатляющая, подходить к краю, который ничем не огорожен, страшновато и опасно. Одно неловкое движение и придется повторять весь путь заново, если, конечно, останется желание.
29.

Еще одна лестница.
Преодолеваем следующий пролет, протискиваемся в узкий дверной проем, и мы на вершине башни Орел, той самой, на которую недавно смотрели снизу.
30.

В самом центре зияет огромная черная впадина, похожая на жерло вулкана. Дыра частично присыпана остатками обгоревшей деревянной конструкции. Не покидает ощущение нереальности происходящего, будто мы провалились на несколько веков назад и в данный момент являемся свидетелями последствий какого-то грандиозного сражения. Нас окружают мощные крепостные зубцы с узкими бойницами. Чтобы увидеть подножие башни приходится буквально подпрыгивать и подтягиваться.
31.

С земли эти мощные укрепления выглядят намного миниатюрнее, а наверху тебя окружает каменный монолит. За этой твердыней чувствуешь себя в полной безопасности, крепость кажется абсолютно неприступной.
32.

Трудно в это поверить, но смоленский кремль был все же захвачен вражескими войсками, и не один раз переходил из рук в руки.
33.

Вид сверху завораживает, весь Смоленск, как на ладони. Город похож на один большой цветущий сад.
34.

Время нашей прогулки подходило к концу, а исследовать стену можно было вечно. Уходить отсюда очень не хотелось, но пришлось возвращаться. Не долго думая, отправились в направлении ближайших куполов.
35.

Оказалось, что купола принадлежат двухэтажному каменному собору Преображения господня. Храм принадлежит Преображенскому монастырю. Рядом уютный сквер с памятником преподобному Авраамию Смоленскому.
36.

Как мы не спешили, но пришлось признать, что на осмотр остальных фрагментов стены у нас попросту не хватает времени, поэтому решили двигаться к месту встречи произвольным маршрутом, слоняясь по смоленским улочкам.
37.

Описав внушительный круг, мы снова оказались на одной из центральных улиц города.
38.

Улица, плавно загибаясь, скатывается под гору, открывая все новые и новые интересные ракурсы. Перед глазами появляются шикарные старинные особняки, красивые здания и тут же пропадают за поворотом, освобождая место для следующих.
39.

В такие моменты начинаешь отчетливо понимать, что улицы не должны быть прямыми ни в коем случае. Вся красота городской среды и состоит в этой плавной изогнутости линий.
40.

Перед нами еще один монастырь — Троицкий.
41.

Через открытые ворота заглядываем на территорию, там ведутся реставрационные работы.
42.

Чуть под горкой и через дорогу одиноко возвышается колокольня, которая, если я не ошибаюсь, является так же частью Троицкого женского монастыря. Почему она оказалась отделенной от монастыря об этом история умалчивает. По крайней мере ответа на этот вопрос в интернете я не нашел.
43.

В Смоленске очень много церквей и храмов. Куда ни глянь, везде можно увидеть золоченую маковку или купол. Для того, чтобы осмотреть хотя бы часть имеющихся достопримечательностей потребуется не один день.
44.

В нашем случае, было всего несколько часов, и это время наполнилось, пожалуй, самыми яркими впечатлениями всего нашего путешествия.
45.

Наконец, наш круг замкнулся, и мы оказались снова около остатков городской стены и памятника Кутузову. Огромная часть старинного города, к сожалению, осталась за кадром, и пусть это обстоятельство станет поводом для того, чтобы мы вернулись сюда вновь.

arch-heritage.livejournal.com

Смоленская крепость или кремль ?

Сегодня в августовском столе заказов у нас тема от старинного френда  res_man : Смоленская крепость, и почему некорректно называть ее кремлем. (для меня действительно непонятно. Определению кремля вроде не противоречит)

Смоленская крепость (часто называемая Смоленским кремлем) — оборонное сооружение, выстроенное в 1595–1602 годах в годы правления царей Федора Иоанновича и Бориса Годунова. Город Смоленск всегда был «ключом Московского государства», стражем России на ее западных границах. Почти ни одна крупная война в Европе за последние 500 лет не оставила его в стороне: и русско-польско-литовские войны, и Отечественная война 1812 года и Великая Отечественная Война 1941—1945 гг. всегда Смоленск имел стратегически важное значение для Московского государства, Российской империи, а затем и СССР.

Обладание Смоленском всегда открывало прямую дорогу на столицу, на Москву. Именно поэтому город всегда был окружен передовыми и мощными укрепелниями: вначале деревянными, затем каменными.

Есть все основания полагать, что Смоленск стал укрепленным пунктом до летописного периода. Вероятно, построенные на Соборном холме, на Шкляной, Тихвинской и Вознесенской горах и в ряде других мест городища являлись первыми укрепленными родовыми поселениями восточных балтов. Смоленские холмы (их насчитывают 12) привлекали древних людей тем, что могли быть сравнительно легко укреплены и превращены в труднодоступные городища по причине крутых склонов и глубоких оврагов, их окружавших.

Кликабельно 2300 рх

 

Подобных высоких холмов и сильноизрезанной оврагами местности не встречается ни выше, ни ниже по течению Днепра. Местность, на которой возник Смоленск, примечательна тем, что здесь перекрещивались торговые пути, находился ключевой пункт самой значительной древней коммуникации — пути «из варяг в греки». Первоначально город располагался в 10 км западнее современного Смоленска. Это был крупный родоплеменной центр днепровских кривичей. Ассимилировав местные племена балтов, славяне-кривичи к IX в. сформировали свой протогород, в котором жило около 4–5 тысяч человек торговцев-воинов, а также ремесленников. Древний Смоленск (современное село Гнёздово) контролировал и обслуживал один из важнейших участков пути «из варяг в греки»: в 10 км западнее в Днепр впадает река Катынка, по которой начинался трудный участок — «волок». Здесь образовался крупнейший в мире курганный могильник — следствие того, что город находился на бойком перекрестке торговых путей.

Первое письменное упоминание о городе под 862 г. сообщает, что Смоленск «велик и мног людми». Аскольд и Дир проплыли мимо, не решившись на захват города, который, без сомнения, был обширен по площади, и часть его была надлежащим образом укреплена земляным валом.

В XI в. начался новый этап в становлении Смоленска. В 1054 г. в городе стал править сын Ярослава Мудрого Вячеслав Ярославич. Вероятно, именно в это время, при первых смоленских князьях, на высоких холмах левого берега Днепра в районе Смядыни была воздвигнута княжеская резиденция.

Детинцем города являлась Соборная гора. Ее вершину окружал вал с деревянной стеной. С юга укрепленная площадка горы была отрезана от напольной части искусственным рвом. Уже во время Владимира Мономаха (1053—1125 гг.) оборонительные сооружения охватывали почти всю городскую территорию, защищая окольный город.

Они представляли собой земляной вал с тыном на вершине. Укрепления детинца и окольного города выглядели на высоких холмах довольно внушительно. Постепенно на необжитом месте рос городской посад при одновременном упадке Гнёздова. Посад свободно развивался на территории вдоль Днепра между ручьями Большая Рачевка и Чуриловским. Восточная его часть получила название Крылошевского конца, западная — Пятницкого конца.

 

 

В 1078 г. на город напал полоцкий князь Всеслав, который пожег посады и долго осаждал крепость. На помощь городу поспешил Владимир Мономах. Всеслав снял осаду и бежал.

Полоцк в XII—XIII вв. постоянно воевал со Смоленском, стремясь отстоять свою независимость. Не менее острой была борьба Смоленска с Новгородом. Именно в это время в Смоленске были построены новые оборонительные сооружения. Их возвел в 1134 г. князь Ростислав Мстиславович. Они представляли собой высокий земляной вал, который тянулся от верховья Георгиевского оврага и оставлял Авраамиевский монастырь вне укреплений.

Круговые оборонительные сооружения в несколько линий являлись характерной чертой древнерусских укреплений XII в. «Большой старый деревянный город», упоминаемый в более старых письменных источниках, и есть Смоленская деревянная крепость.

Оборону города усиливали каменные церкви и монастыри. Борисоглебский монастырь контролировал сухопутную дорогу на запад, Спасский — на юг. Мощную Смоленскую крепость не смогли взять даже татары. Весной 1239 г. до города они не дошли. Однако летом 1333 г. брянский князь Дмитрий Романович привел татарский отряд под самые стены Смоленска. Долго враги осаждали крепость, но вынуждены были уйти ни с чем. В 1339 г., зимой, Смоленск снова осадил отряд татар при поддержке многих русских полков.

«И стоявши рать у Смолеска на много Дней разыдошася, а город не взяша», — говорит летопись.

В следующем 1340 г. «Смоленск погоре весь в ночь на Спасов день». Это сообщение свидетельствует о том, что деревянные городские укрепления должны были поддерживаться в надлежащем порядке, так как для слабеющего Смоленского княжества нарастала угроза со стороны Литвы. И нет сомнений, что они постоянно обновлялись и совершенствовались. Это позволило крепости выдержать неоднократные нападения литовцев (в 1356, 1358, 1359, 1386 гг.). Где-то в 1392—1393 гг. на княжеский престол в Смоленске взошел ставленник Витовта Глеб Святославович. При нем город обзавелся огромными осадными пушками-картунами, из которых был произведен первый на Руси артиллерийский салют в честь приезда московского князя Василия Дмитриевича. В 1395 г. великий литовский князь Витовт хитростью захватил город. Понимая, что штурмом крепость не взять, он распространил слух, что идет в поход против татар. Когда он подошел к городу, любопытные смоляне вышли с дарами приветствовать его и посмотреть на литовское войско. Крупный отряд литовцев ворвался в город через открытые ворота.

«В граду много зла учинили, много богатства взя, и много в плен поведе, и казни без милости», — рассказывает об этом эпизоде летопись.

 


Проскудин-Горский, Северо-восточная часть Смоленска с крепостной стеной. 1912

 

В начале 1401 г. восставшие смоляне свергли литовского наместника. Витовт, не желая терять важнейший для себя город, осенью этого же года привел свою армию под Смоленск и осадил его. Он привез с собой пушки. Смоляне же организовали надежную оборону города. Более того, они предпринимали частые вылазки в литовский лагерь и во время одного из таких нападений отбили у противника его новое оружие — пушки. Витовту пришлось снять осаду.

Лишь 24 июня 1404 г. Витовт, наконец, захватил город после длительной осады. Отсутствие в Смоленске князя Юрия, голод, болезни, предательства бояр сделали свое дело. Смоленск на 110 лет оказался под властью Литвы. Витовт даровал жителям области особые льготы, желая привязать народ к себе. В этом он преуспел совершенно. И через шесть лет в кровопролитной Грюнвальдской битве храбрые смоленские полки доказали ему свою верность.

В 1440 г. в Смоленске произошло восстание против польско-литовских панов, поучившее название «Великая замятия». В этом и следующем году город подвергся ожесточенным артиллерийским обстрелам и штурмам, пока не был взят. Именно после этого литовцы основательно переделали сильно поврежденную крепостную стену. Перестройка ее была необходима тем более, что стремительно развивалась артиллерия.

В конце XV в. Московское государство укрепилось настолько, что начало борьбу за Смоленск. Поход войск Ивана III в. 1492 г. закончился присоединением Вязьмы. В 1500 г. Москва завоевала Дорогобуж. Однако попытка взять Смоленск в 1502 г., окончились неудачей. Спустя десятилетие борьба за Смоленск приняла решительный характер.

19 декабря 1512 г. сам Великий князь Василий III возглавил поход на город. Однако шестинедельная осада окончилась безрезультатно: мощная крепость выстояла.

В 1514 г. Василий III предпринял третий поход на Смоленск, которому предшествовала усиленная подготовка. Была собрана вся артиллерия Московского государства: около 300 пушек, в том числе тяжелые осадные орудия. Никогда еще для осады одного города не концентрировалось столько сил.

 

Кликабельно 3500рх

 

Еще до похода с русским населением Смоленска и наемниками, оборонявшими город, были проведены частные переговоры о сдаче крепости. Штурм города воеводы вели организованно и планомерно, и 21 июля крепость сдалась. 1 августа Василий III вступил в город, перед воротами которого его встретил с крестным ходом весь народ с «чистыми душами, с многою любовью».

Так Смоленск вошел в состав Московского государства. Литва неоднократно пыталась вернуть город, но Москва сделала все для защиты ключевого форпоста на западной границе. В Смоленск прислали много служилых людей. В 1526 г. посад на правом берегу Днепра укрепили тыном. Гарнизон крепости усилили настолько, что он был в состоянии сражаться в открытом поле. В 1534 г. смоляне доказали это на деле, не позволив литовцам даже приблизиться к городу и сжечь посады.

При Иване Грозном начались работы по возведению новых городских укреплений. Пожар весной 1554 г. почти полностью сжег город, и Смоленск пришлось отстраивать заново. Реальная угроза нападения и необходимость защиты значительно большей территории возросшего города явились теми причинами, которые обусловили создание новой крепости, которую назвали «Большой новый город». Кроме того, оборонительные сооружения новой крепости должны были соответствовать возросшей мощи осадной артиллерии.

Добиться выхода к Балтийскому морю — таковой была одна из главных задач внешней политики Москвы. Ее интересы наталкивались на противодействие Швеции и Польши. В 1590 г. с Польшей был заключен мир сроком на двенадцать лет. Военные столкновения со Швецией закончились подписанием «вечного мира» в 1595 г. Таким образом, в течение шести мет, начиная с 1596 г., московское правительство получило мирную передышку на западных границах. Оно предвидело войну с Польшей, которая стремилась углубить успехи Ливонской войны и, захватив Смоленск, использовать его как базу для экономической и политической экспансии на порубежных областях Московской Руси.

В январе 1603 г. заканчивался срок перемирия с Польшей. Вот почему сразу же после мира со Швецией Москва приняла решение превратить Смоленск в хорошо защищенную крепость. С 15 декабря 1595 г. началась подготовка к ее строительству. Царским указом князю В. А. Звенигородскому, С. В. Безобразову, дьякам П. Шипилову и Н. Перфирьеву, «городовому мастеру Федору Савельеву Коню» повелевалось спешно к Рождеству Христову (к 25 декабря) прибыть в Смоленск возводить каменный город.

 

 


 

Федор Конь 

Федор Конь родился 4 июля 1556 года в Дорогобуже. Отец Федора Коня, Савелий Петров, был плотником. А в 1565 году в Москву на заработки приезжает Савелий Петров, он привез с собой в столицу девятилетнего сына Федора, чтобы научить его ремеслу палатного строительства. Савелий Петров принадлежал к числу «черных людей», не имевших почти никаких прав. В то время за речкой Неглинной строился новый царский дворец, куда и устроился Савелий Петров. Работами руководил опытный мастер — иноземец Иоганн Клеро. В Москве Федор Конь был восхищен почти сказочной прелестью «Василия Блаженного» и величием «Ивана Великого».

Большое впечатление произвели на него суровые стены Московского Кремля и Китай-города. Сначала он помогал отцу: таскал доски, копал рвы для фундаментов, приучался к ремеслу палатного строительства, но осенью 1568 года по Москве прокатилась эпидемия огневицы: множество посадских и пришлых людей погибли. Умер и плотник Савелий Петров. Его сына Федора Иоганн Клеро оставил на строительстве , определив его младшим подручным к плотнику Фоме Кривоусову. Вскоре пришлый человек из родных мест сообщил Федору о смерти матери и младших братьев. Осиротевший Федор Савельев ушел со строительства царских палат и продолжает работать в Москве, возводя каменные стены и рубленные избы, строили в ту пору по «образцам», выработанным опытными плотниками и мастерами палатного строительства. В 1571 году на Москву напали орды крымского хана и пожарами были уничтожены почти все деревянные строения. Федор «со товарищами» продолжал строить . Рослый и смышленый юноша становится старшим в плотницкой артели. Он выделялся среди своих товарищей необыкновенной силой и выносливостью. Неслучайно уже шестнадцатилетний Федор Савельев получил прозвище Коня.

«Черный» человек Федо0р Конь всей душой простого русского народа любил Русь и отдал для укрепления ее мощи все свои знания и силы. Скитания по Москве и полуголодная жизнь «смерда» не сложили в Федоре Коне неуемного интереса к каменным городовым сооружениям. Жил Федор в ту пору на Арбате во дворе приходского священника Гура Агапитова, у которого любознательный юноша и выучился грамоте, почерпнул кое-какие сведения из священной истории. Федор продолжал ходить по дворам в поисках случайных заработков. Жажда знаний привела Федора к мастеру Иоганну Клеро. Образованный инженер Клеро взялся обучать Коня математике и началам строительной механики. Рассказы о великих зодчих, о древнегреческой и о римской архитектуре, о замках и крепостях, раскрыли перед молодым плотником новый неведомый мир.

От Клеро Конь выучился немецкому и латинскому языкам, самостоятельному чтению иностранных книг. К этому времени относится дружба Федора Коня с пушечным мастером Андреем Чеховым. Между тем жизнь артельского плотника шла по-прежнему. Избы, сараи, палаты — редко когда выпадал большой заказ. Наступила весна 1573 года. Федор Конь «со товарищами» ставил хоромы немцу Генриху Штадену, служившему при дворе. Давно у Коня не было большой работы, и он с увлечением отдался выполнению интересного заказа. Работа подходила к концу, вокруг новых хором плотники поставили высокую ограду. Сам Конь резал воротные узоры. Но хозяину — немцу не понравилась пышная русская резьба. Не говоря ни слова, он ударил Коня и повернулся, чтобы уйти прочь. Федор Конь вспыхнул и, охваченный гневом, свалил немца на земь. Завязалась драка…


Фрагмент царского наказа 1591 г. астраханским воеводам, именующего Федора Коня «церковным и палатным мастером» (Архив ЛОИИ, ф. 178, № 1, склейка 12)

 

Федор был обвинен в бунтовстве и безбожии. Хорошо зная, что его ждет суровое наказание, Федор Конь бежал из Москвы. Скрылся беженец в Болдинском монастыре около родного города Дорогобужа. Болдинский монастырь ко времени приезда в него Федора Коня был одним из богатейших на Руси. Монахи хотели обнести обитель камнем. Федору представилась возможность испробовать свои знания и опыт на большом деле каменного строения. Выделяясь познанием и смелостью художественной мысли Конь возглавил Монастырское строительство. Под руководством Федора Коня были построены собор с тремя алтарными нишами, монастырская звонница, трапезная с маленькой церковью при ней и рубленые дубовые стены. Но не долго спасался в монастыре Федор Конь. Он был вынужден покинуть его . Участие Федора Коня в строительстве Болдинского монастыря подтверждается многими исследователями русской архитектуры. Анализируя архитектурные детали Одигитриевской церкви Ивано-Предтеченского монастыря в Вязьме, нельзя не убедиться, что они сделаны рукой того же мастера, что и каменные постройки Болдинского монастыря. Одновременно с работами по возведению Ивано-Предтеченского монастыря Федору Коню было поручено строительство Вяземского городского собора, получившего впоследствии название Троицкого. Троицкий собор в Вязьме без существенных изменений сохранился до наших дней и свидетельствует о большом творческом даровании зодчего. Федор Конь ясно представлял себе какими должны быть русские крепости. Опираясь на опыт русского фортификационного искусства, он прокладывал в этой области свою собственную дорогу. Тоска по большой работе вынудила Федора Коня в марте 1584 года покинуть Вязьму и тайно возвратиться в Москву. Там он написал челобитную на имя царя Ивана Грозного. Но простить побег от государева правосудия Грозный не мог.

Вот почему через неделю Федор Конь получил ответ: «Городовому мастеру Федору, сына Савелия, на Москве жить дозволить, а за побег бить батоги пятьдесят раз». Федор со стойкостью перенес наказание за побег. Так начался новый этап в жизни Федора Коня, которому суждено было умножить мощь и славу Московской Руси. В Москве Федор Конь встретился со своим старым другом — литейным мастером Андреем Чеховым, который отливал в то время Царь-пушку. Снова палатному мастеру пришлось покинуть Москву. На этот раз Федор Конь работал в Подмосковье по сооружению Пафнутьева монастыря в Боровске. Правление Бориса Годунова продолжило политику Ивана Грозного по укреплению русского государства. Большое внимание уделял Годунов обороне Отечества и особенно столицы. По его предложению в 1586 году были начаты работы по сооружению вокруг Москвы нового Царева -города. Годунов вспомнил о городовом мастере Федоре Коне. Мечта «черного» человека сбывалась — ему было поручено возведение Царева-города. С великой энергией взялся за работу Фёдор Конь, судя по раскопкам, произведенным во время прокладки Московского Метрополитена, глубина фундаментов Белого города составляла 2.1 метров. Ширина стен на уровне фундамента достигала шести метров, а в верхней части равнялась 4.5 метра . В пряслах стен были устроены бойницы для ближнего и дальнего обстрелов, 28 башен поднялись над стенами .

 

 

В 1593 году строительство Белого города было окончено. В награду за труд Федор Конь получил от боярина Годунова кусок парчи и шубу, а царь Федор Иванович допустил градостроителя до своей руки. Строительство Белого города принесло Федору Коню почет и богатство. Федор Конь женился на вдове купца из «суконного ряду» Ирине Агаповне Петровой и его принимают в суконную сотню. В это же время он возводит церковь Донской Божьей матери в Московском Донском монастыре. По окончании строительства Донской церкви Федор Конь приступает к постройке и укреплению Симонова монастыря — одна из ярких страниц в истории русского крепостного строительства. По окончании работ в Симоновом монастыре Федору Коню поручено строительство Смоленской крепостной стены. В 1595 году Федор Конь прибывает в Смоленск по приказу царя для возведения крепости. Смоленская крепость-второе крупное сооружение Федора Савельевича Коня.

Руководители строительства получили подробный наказ о том, как организовать работу. Они должны были взять на учет всех специалистов по обработке камня и кирпичной кладке, все «сараи и печи, где делывали кирпич»; разыскать, где имелся камень бутовый и лес на сваи, определить пути и расстояния перевозок; рассчитать количество привлеченных к строительству людей и нанять их, оплатив работы из государевой казны. Уже текущей зимой крестьянам были установлены очень высокие нормы заготовки свай под фундамент, которые до наступления весны необходимо было доставить к месту строительства.

Весной 1596 года царь Федор Иоаннович утвердил смету и послал в Смоленск заложить крепость «боярина своего и слугу и конюшего Бориса Федоровича Годунова», который выполнил царский указ торжественно и с большой пышностью.

Исходя из объема строительных работ и особой важности возводимой крепости, царским указом предписывалось направить каменщиков, кирпичников и даже гончаров «со всея Руския земли». Более того, под угрозой смертной казни строжайше запрещалось всякое каменное строительство в Московском государстве вплоть до завершения работ в Смоленске.
Масштабность и срочность строительства потребовали от государства огромного напряжения сил. В летописи отмечалось, что город Смоленск делали «всеми городами Московского государства. Камень возили со всех городов…» Известковый камень, шедший на облицовку нижнего пояса стены и на изготовление извести, а также бутовый камень внутренней кладки и фундамента, доставляли из довольно отдаленных мест, т. к. вблизи Смоленска этих материалов не было. В Смоленске изготавливали лишь кирпич. Подсчитано что на постройку стены только свай пошло 320тысяч штук, 100 миллионов штук кирпича, миллион возов песка и т. д.

Наиболее дорогостоящие и трудоемкие работы (заготовка и подвозка строительных материалов) были превращены в государственные повинности. Для перевозки строительных материалов правительство мобилизовало крестьян с подводами даже с Московского уезда. Однако ставку оно все же сделало на использование наемного труда и применило его при строительстве крепости в большом масштабе, что не было характерно для хозяйственной жизни того времени. Более того, для ускорения работ оно подняло поденную плату квалифицированным мастерам-каменщикам значительно выше обычного уровня — до 16 копеек в день.

Благодаря чрезвычайным мерам строительство крепости было закончено в установ­ленные сроки. В конце 1602 г. состоялась торжественная це­ремония ее официального освящения.

Сигизмунд начал собирать свои силы для похода на Россию после январского сейма 1609 года. В его распоряжении оказалось относительно небольшое войско, всего около 12,5 тыс. человек. Из них около 7 800 человек составляла разнообраз­ная по составу конница и 4 700 — пехота.

 

 

Путь к Москве преграждал Смоленск — мощная кре­пость на западной границе государства. То, что войска Сигизмунда на 62 процента состояли из кавалерии, не способной осаждать крепости, доказывает, что король надеялся быстро завладеть городом, будучи уверен в его добровольной сдаче.

Сигизмунд был уверен в легкости предпринимаемого похода и утверждал, что стоит только обнажить саблю, чтобы закончить войну в России победой.
В Москве видели угрозу с запада. Неслучайно в конце 1607 г. в Смоленск был назначен главным воеводой Михаил Борисович Шеин, имевший богатый боевой опыт.

Однако многочисленный гарнизон не был надежным. Многие дворяне симпатизировали польским интервентам и скрытно содействовали им. Сигизмунд неистовствовал проклятия «грубому медвежьему народу», не оставившему врагу свои жилища.

Первый штурм поляки предприняли 4 октября за полтора часа до рассвета. Обстрел крепости велся уже с 28 сентября, но этой ночью он был особенно интенсивен. В ходе приступы были разрушены Авраамиевские ворота. Проход в крепость был открыт. Защитники города зажгли на стенах факелы и осветили наступавшую немецкую и венгерскую пехоту. Дважды поляки врывались в ворота и оба раза смоляне в ожесточенной рукопашной схватке отбрасывали их назад.

После неудачного штурма поляки вели усиленный обстрел стен смоленской крепости с целью запугать защитников. Обороняющиеся же избегали открытого боя с сильным противником, но часто устраивали вылазки малыми группами.

Польский король отказался идти на Москву, не захватив Смоленска. Взять его он считал долгом чести. Кроме того, было опасно оставлять в тылу вооруженную крепость. Потерпев неудачу со штурмом, поляки сделали ставку на измор и, прекратив военные действия в ноябре, возобновили их в июле следующего года.

В целом на Смоленск было организовано пять главных штурмов

13 апреля 1610 г. поляки взяли город Белый. Из 16 тысяч человек гарнизона этой небольшой крепости осталось в живых всего 4 тысячи. И без того тяжелое положение Смоленска еще более ухудшилось, так как теперь город оказался полностью отрезанным от остальной России. Надежда на помощь из Москвы была призрачной. Чтобы пробиться на помощь к Смоленску, правительству Шуйского пришлось бы взять крепости Вязьму и Дорогобуж. Смолянам приходилось рассчитывать лишь на себя.

8 августа 1610 г. к полякам перебежали князь Мортин и дворянин Сущов. Изменников поддерживало в крепости несколько десятков человек. Предатели советовали полякам вести штурм одновременно и с запада, и с востока. Они рассчитывали дополнить штурм восстанием внутри крепости. Вторая зима в осажденной крепости была наиболее страшной по своим последствиям. Болезни, голод и крайнее истощение уносили сотни людей. Однако крепость не сдавалась

Весной 1611 г. гетман Потоцкий напряг все силы, чтобы покончить с крепостью. Он использовал советы перебежчиков. Особое значение для него имели показания еще одного предателя — Андрея Дедешина, который принимал участие в постройке крепости и указал на участок возле Авраамиевских ворот, где стена была очень непрочной.

2 июня 1611 г. поляки начали подготовку к генеральному штурму. Всю ночь велся артиллерийский обстрел города. В ночь со 2 на 3 июня, когда уже занималась летняя заря, в полной тишине четыре польских отряда пошли на приступ. Каждый из них численностью превосходил защитников крепости в несколько раз. Нападавшим в итоге удалось прорваться с нескольких сторон — со стороны Аврамиевской башни и Богословской башни. Кроме того, поляки использовали информацию перебежчика, который накануне штурма сообщил, что можно подложить порох в одну из водосточных труб крепости у Крылошевских ворот. Поляки взорвали стену и здесь также смогли ворваться в крепость. Толпы людей собрались в Соборной церкви. Видя, что спасения нет, некто Белавин, поджег пороховой склад под домом владыки.

 

 

Страшный взрыв разрушил палаты, рухнула и часть собора, похоронив под собой многих женщин и детей. Некоторые оставшиеся в живых добровольно бросались в охватившее собор пламя, решаясь лучше погибнуть, чем терпеть поругание победителей.

Шеин с семьей и пятнадцатью солдатами заперлись на Коломенской башне. Они отбили приступ немцев, убив более десяти из них, но в конце концов вынуждены были сдаться. Раненому воеводе учинили допрос, который сопровождался пытками, а затем отправили в Польшу. Король надеялся заполучить сокровища, которых в городе не оказалось.

Не получив помощи извне, гарнизон крепости отказался капитулировать и сражался до полного истощения сил. После двадцатимесячной осады Смоленск и уезд превратились в пустыню. «Сия двухлетняя осада погубила 80 000 человек, разорив в конец область Смоленскую, где не осталось «ни овцы, ни быка, ни коровы, ни теленка — враги все истребили», писал современник. Город захвачен, но способствовал спасению страны от порабощения.

Измотанная осадой королевская армия была совершенно дезорганизована и небоеспособна. Сигизмунду пришлось распустить ее, не оказав помощи своим войскам, запертым в Московском кремле. Захватив Смоленск, поляки немедленно исправили крепость. На западном участке, пострадавшем, больше других
Насыпали высокий вал, получивший название «Королевский бастион. Московское государство не стало медлить с освобождением города. Уже в марте 1613 г. на запад были посланы войска. Однако по подписанному в 1618 г. Деулинскому перемирию Смоленск остался в руках Польши.

 

С. М. Прокудин-Горский. Вид на Кепостную стену с башни «Веселуха». Смоленск. 1912 год

 

В январе 1654 г. Украина вошла в состав Московского государства, и почти сразу началась война с Польшей. Главная задача русской армии на центральном направлении состояла в том, чтобы взять Смоленск. Город был окружен, и с 20 июня русская армия приступила к его интенсивному артиллерийскому обстрелу. Она значительно превосходила польский гарнизон, состоявший из трех с половиной тысяч человек. Царь приказал взять крепость штурмом одновременно со всех сторон. Штурм начался в ночь на 16 августа и продолжался семь часов. Ожесточенный бой шел на королевском бастионе, у Днепровских ворот, у Шеинова пролома. Потеряв около 15 тысяч человек, московская армия отступила. Началась подготовка нового штурма, но 23 сентября гарнизон капитулировал. Смоленск окончательно вошел в состав России.

Московское правительство превратило город в мощнейший форпост на западе. Оно выселило из крепости шляхту, заселило ее военно-служилыми людьми.
В 1698 г. по велению Петра I снова начались работы по укреплению города. Королевский бастион превратили в цитадель, отделив его от города рвом. На месте Шеинова пролома возвели бастион с каменным оружейным хранилищем. По всему периметру крепостной стены вырыли ров, достигавший в ширину 6,4 м, построили укрепления — траверсы, перед башнями соорудили бастионы. В Петербургском предместье (так тогда называлось Заднепровье) укрепили построенное еще в 1658—1659 гг. предмостное укрепление — так называемую «новую крепость», или кронверк.

Под прикрытием стен смоленской крепости 4—5 августа 1812 г. русские войска вступили в крупное сражение с наполеоновскими войсками. Французы понесли потери, но так и не смогли помешать соединению двух русских армий, которые выиграли время и отступили, сохранив боеспособность.

Уходя же из Смоленска, французская армия в ночь на 17 ноября 1812 г. (по новому стилю) взорвала 9 крепостных башен.

До 1844 года стена находилась в военном ведомстве, ветшая и разрушаясь, поскольку мер по ее поддержанию хотя бы во внешне должном состоянии не предпринималось. К моменту передачи в гражданское ведомство сохранились только 19 башен, причем часть из них использовалась под склады.

 

До 1917 года

С 1889 по 1917 гг. стена находилась в курации особой комиссии, состоявшей из губернатора, архитектора и чиновников. В этот период предпринимались некоторые меры для поддержания стены в приличном виде, однако эффект от этого был незначительный. Стены продолжали ветшать и их постепенно разбирали как по указу Гражданского ведомства, так и сами жители.
Ситуацию спас император Александр II, который на представленном ему докладе о Смоленской крепости написал пожелания о сохранении ее как «одного из древнейших памятников Отечественной истории».

За время войны 1941—1945 гг., при защите Смоленска в 1941 и освобождении его в 1943 стена пострадала от действий как немецких, так и советских войск. Считается, что во время фашистской оккупации были взорваны две башни.

Фрагменты смоленской стены можно видеть теперь в разных частях Смоленска, но наибольшее впечатление производит длинная, местами прерывающаяся цепочка ее величественных прясел и башен охватывающая пространство древнего города с южной и восточной сторон. Вместе с письменными материалами и гравюрами начала XVII в. эти фрагменты позволяют представить архитектуру смоленского «города».

 

P.S.  а, ну да, кстати, у нас же был вопрос, почему нельзя смоленскую крепость называть кремлем ? Нашел вариант ответа только в Википедии :

Кремлями иногда неправильно называют некоторые крепостные сооружения. 

Нередко кремлёвские стены дублируются дополнительными внешними оборонными сооружениями. Если же строящаяся внешняя крепость из камня превосходит по своим фортификационным качествам существующие к тому времени деревянные стены старого кремля, она может принять на себя функцию основного крепостного сооружения: так, возведённую в XVI веке Смоленскую крепость, опоясавшую не только кремлёвское пространство, но и широко раскинувшийся посад, часто саму по себе именуют кремлём. 

А вы как думаете ?

 

 

 

[источники]

источники
http://www.allcastles.ru/castles/russia/smolensk
http://www.istorya.ru/referat/6244/1.php
http://www.krepost-smolensk.ru/

 

Давайте еще вспомним про крепости России: вот небольшой обзор Замки и крепости России, а вот Форт «Император Александр I «, так же предлагаю посмотреть на Вовнушки и вообще вспомнить Крайние точки России

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=33197

masterok.livejournal.com

История строительства — Смоленская крепостная стена — Смоленская крепость

Смоленская крепостная стена (1596-1602 гг.) — самое крупное оборонительное сооружение в то время на Руси. В плане крепость имела вид неправильной замкнутой фигуры. Протяженностью 6,5 км, Смоленская крепостная стена охватывала город площадью около 2,7 кв. км.

В состав крепости входило 38 прясел и столько же башен. Средняя величина прясел между башнями примерно 158 м., ширина — от 5,2 до 6 м. Высота стен — в среднем от 13 до 19 м. вместе с зубцами. Ширина боевой площадки смоленской стены 4-4,5 м.

Среди 38 башен: 16 многогранных (круглых), 13 глухих прямоугольных башен и 9 прямоугольных с воротами. Главными воротными башнями были в северной части крепости -– Фроловская (Днепровская) башня, в южной части – Молоховская.

Кроме двух главных проездных башен Смоленская крепость имела 7 дополнительных воротных башен, которые для парадных въездов в город не предназначались. Они имели так называемый проезд «коленом» и были предназначены для внутреннего использования. Авраамиевская, Еленинская, Лазаревская, Крылошевская башни располагались на восточной стороне города, а Копытенская, Пятницкая и Пятницкая водяная — на западной. Отличаясь друг от друга размерами, эти башни внутри были почти одинаковыми, но одни из них имели два яруса, а другие — три. Часть их (Лазаревская, Авраамиевская, Еленинская и Копытенская) сохранились до наших дней. Сильно выступающие вперед по отношению к стенам, эти башни — почти квадратные в плане. Каждая из них снабжена двумя широкими арочными проемами, один из которых находится на тыльной стороне, а другой — на боковой, обращенной к полю.

В толще стены, непосредственно у воротных башен Федор Конь выложил также узкие сводчатые лестницы, которые в Росписном списке 1665 г. именуются каменными всходами. Эти всходы давали возможность подниматься и в верхние ярусы башен, и на боевые площадки примыкавших к ним стен. Поверхность боевой площадки имела кирпичную выстилку.

Низ крепости выложен из правильных, хорошо отесанных прямоугольных блоков белого камня длиной от 92 до 21 см. и высотой от 34 до 20 см., а вверху – из хорошо обожженного красного кирпича, размеры которого 31х15х6 см. Вес кирпича в сухом состоянии составлял 6,5 – 7,5 кг.

Техника кладки стены полубутовая. Стена состоит как бы из двух вертикальных стенок, пространство между которыми заполнено бутом (кирпичный бой, осколки белого камня, булыжники и даже ядра, залитые известковым раствором).

Вся крепость была подведена под дубовую кровлю. Кровли глухих и воротных башен, как и кровли двух главных башен крепости были деревянными, видимо в две доски. С высокими шатрами смоленские башни изображены и на гравюре Вильгельма Гондиуса. Дозорных вышек, как это имело место на Фроловских и Молоховских воротах, эти башни не имели.

Впервые в истории военно-оборонительного строительства Смоленская крепостная стена была снабжена 3 ярусами боя: подошвенным, средним и верхним. Важной особенностью крепости Смоленска является второй (средний) ярус боя. Подошвенный и средний бои располагались в сводчатых нишах, устроенных в кладке. Верхний – в зубцах, поставленных по внешнему краю верхнего боевого хода.

www.krepost-smolensk.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о